The Project of the Transcendental Philosophy of I. Kant and the Descriptive Metaphysics of P. Strawson: Similarities and Differences
Table of contents
Share
QR
Metrics
The Project of the Transcendental Philosophy of I. Kant and the Descriptive Metaphysics of P. Strawson: Similarities and Differences
Annotation
PII
S123456780009187-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sergey Katrechko 
Occupation: Associate Professor
Affiliation: State Academic University of the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The paper discusses the Strawsonian concept of descriptive metaphysics and its various implementations in conceptions of I. Kant, R.G. Collingwood and P.F. Strawson, their similarities and differences. Particular attention is paid to the analysis of Kant's transcendental philosophy (resp. transcendental idealism), or its metaphysics of appearance as a pioneer version of descriptive metaphysics and its comparison with the version of descriptive metaphysics of P. Strawson himself.

Keywords
descriptive metaphysics, transcendental philosophy, metaphysics of appearance, I. Kant, R.G. Collingwood, P.F. Strawson
Received
19.06.2020
Date of publication
06.07.2020
Number of purchasers
26
Views
1052
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Предваряя свою работу «Индивиды» (1959), название которой дополнено подзаголовком «очерк дескриптивной метафизики», П. Стросон определяет дескриптивную метафизику в качестве описания (=дескрипции) «действительной [концептуальной] структуры нашего мышления о мире» [1]1 и/или исследования «наиболее общих черт [подобной] концептуальной структуры»2, представленного в виде «обширного центрального [непременного и неизменного] ядра [концептуального инструментария, представляющего со ой определенную систему фундаментальных понятий (категорий) и их взаимосвязей] человеческого мышления [о мире]»3 и выраженного в глубинных структурах нашего языка, а в качестве характерных представителей подобной дескриптивной метафизики автор называет Аристотеля и Канта4. При этом он противопоставляет вводимый им концепт дескриптивной метафизике исторически изменчивой ревизирующей метафизике, которая ставит перед собой задачу «улучшить [концептуальную] структуру [нашего мышления о мире]»5, т.е. «является инструментом концептуального изменения, средством продвижения… новых направлений или стилей мышления»6. Заметим также, что названные Стросоном в качестве дескриптивных метафизиков Аристотель и Кант неслучайны, так оба этих мыслителя с опорой на близкий Стросону–аналитику концептуальный логико-лингвистический анализ сформулировали (эксплицировали), каждый для своего времени, «категориальную сетку», или систему категорий (и основоположений), которая и составляет основу постулируемой Стросоном концептуальной структуры нашей «картины мира», т.е. его дескриптивной метафизики.
1. Стросон П. Ф. Индивиды. Очерк дескриптивной метафизики. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009, c.8.

2. Стросон П. Ф. Индивиды. Очерк дескриптивной метафизики. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009, c.9.

3. [Стросон П. Ф. Индивиды. Очерк дескриптивной метафизики. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009, c.9–10.

4. Стросоновское понятие концептуальной структуры можно сопоставить с близким по смыслу понятием концептуальной схемы Д. Дэвидсона [Д. Дэвидсон Об идее концептуальной схемы //Аналитическая философия. Избранные тексты. М., Изд-во МГУ, 1986, с.144–159]. А основой для стросоновского концептуальной структуры послужил концепт «картины мира» Л. Витгенштейна. Вот что он пишет по этому поводу в своей статье «Кантовы новые основания метафизики»: «В своей самой последней работе «Об определенности» Витгенштейн говорит об определенных предложениях, которые имеют «форму эмпирических предложений», но которые не есть истинно эмпирические, не выведены из опыта. Скорее, они «образуют основание всех операций с мыслями (с языком)». Они образуют «картину мира», которая служит «основой всех моих вопрошаний и утверждений», или «[строительные] леса наших мыслей» [Strawson, P.F. Kant's new foundations of metaphysics. In: Strawson P.F. Entity & Identity and Other Essays. N.Y.: Oxford University Press, 19973, p.247$ см. также: Витгенштейн Л. О достоверности //Философские работы. М.: Гнозис, 1994. Ч. 1. С.335; cр. с также витгенштейновским концептом логического пространства (как «картины мира») из «Логико-философского трактата» (аф. 1.13, 2.0121, 2.1 – 2.225)).

5. Стросон П. Ф. Индивиды. Очерк дескриптивной метафизики. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009, c.8.

6. Стросон П. Ф. Индивиды. Очерк дескриптивной метафизики. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009, c.9.
2 Прежде чем переходить к кантовскому концепту дескриптивной метафизики коротко скажем об еще одной, близкой к концепту Стросона, метафизической концепции Р.Коллингвуда, которую сам он характеризует метафизикой без онтологии7. Данная концепция развивается Коллингвудом в его работах «Эссе о философском методе» [6] и «Эссе о метафизике» [7]8. В последней из них Коллингвуд последовательно анализирует аристотелевский концепт метафизики в качестве «первой науки»9, отвергает возможность «первой науки о чистом существовании»10, т.е. онтотеологический модус метафизики11, и предлагает свою реформу «первой философии», который он и называет «метафизикой без онтологии»12. Таковой выступает метафизика как «[первая] наука об абсолютных пресуппозициях»13, которая представляет собой рефлексию над опытом, или метафизикой опыта14, и осуществляется в форме (resp. посредством метода) категориального анализа.
7. Ряд современных исследователей рассматривают концепцию метафизики Коллингвуда в качестве разновидности дескриптивной метафизики (подробнее см.: D’Oro, G. Collingwood and the Metaphysics of Experience. London and New York: Routledge, 2002; Vanheeswijck G. The Kantian Heritage of R.G Collingwood and P.F. Strawson: two Varieties of descriptive Metaphysics. In: Hist. Philos. Q. 2014. Т. 31. № 3. С.271–292). Заметим, что постулируемая Стросоном дескриптивная метафизика является нейтральной в онтологическом смысле, т.е. коллингвудовской «метафизикой без онтологии».

8. Исследователи творчества Коллингвуда отмечают тот факт, что Коллингвуд рассматривал работы [Collingwood, R.G. [1933] An Essay on Philosophical Method, edited with an introduction and new additional material, by Connelly J., and D’Oro, G. Oxford: Clarendon Press, 2005] и [Collingwood, R. G. [1940] An Essay on Metaphysics, revised edition with an introduction by Rex Martin. Oxford: Oxford University Press, 1988] как две части своей концепции метафизики. Вместе с тем время публикации этих работ позволяют осторожно утверждать о влиянии коллингвудовского понимания метафизики на концепцию метафизики П. Стросона.

9. Collingwood, R. G. An Essay on Metaphysics, revised edition with an introduction by Rex Martin. Oxford: Oxford University Press, 1988, p.3.

10. Collingwood, R. G. An Essay on Metaphysics, revised edition with an introduction by Rex Martin. Oxford: Oxford University Press, 1988, p.11.

11. В своей работе «Границы смысла» (1966), посвященной анализу кантовскому трансцендентализму, П. Стросон называет этот отвергаемый им модус метафизики трансцендентной метафизикой [8, p.33].

12. Collingwood, R. G. An Essay on Metaphysics, revised edition with an introduction by Rex Martin. Oxford: Oxford University Press, 1988, p.17].

13. Collingwood, R. G. An Essay on Metaphysics, revised edition with an introduction by Rex Martin. Oxford: Oxford University Press, 1988, p.34–48.

14. Ср. с концептом «метафизика опыта» Патона [Paton H.J. Kant's Metaphysic of Experience: a commentary on the first half of the Kritik der reinen Vernunft (2 vol.). London: George Allen & Unwin, 1936], посредством которого он характеризует кантовскую философию, и который использует, в качестве одного из модусов метафизики, также и Стросон в своей работе «Границы смысла» [Strawson P.F. The Bounds of Sense: An Essay on Kant’s Critique of Pure Reason. London: Routledge, 1966, p.24].
3 Тем самым концепт дескрипитивной метафизики конституирует определенный тип метафизики, который может иметь разные подвиды: метафизику без онтологии Коллингвуд, дескриптивную метафизику Стросона и др. При этом, как замечает Стросон, не существует дескриптивной метафизики в чистом виде без ревизирующей метафизики, т.е. без критики предшествующей метафизики. Тот же трансцендентализм Канта есть, прежде всего, как критика прежней догматической метафизики, которая лежит в основе новой «научной»15 [трансцендентальной] метафизики16, представляющей собой метафизику возможного опыта (как осмысление ньютоновского естествознания). Вместе с тем, именно кантовская «идея»17 трансцендентальной философии выступает первой попыткой построения собственно дескриптивной метафизики. * * * Лейтмотивом кантовского проекта дескриптивной метафизики выступает его известная максима из «Критики чистого разума»:
15. Напомним одну известную максиму Канта из Пролегомен: «Критика относится к обычной школьной метафизике точно так, как химия к алхимии или астрономия к прорицающей будущее астрологии» [Кант И. Пролегомены ко всякой будущей метафизике…. // Кант И. Соч.: В 8 т. Т. 4. М., 1994, с.132].

16. См. упоминавшую выше статью П. Стросона «Кантовы новые основания метафизики» [3]. В «Границах смысла» он характеризует кантовский трансцендентализм как «метафизику трансцендентального идеализма» [Strawson P.F. The Bounds of Sense: An Essay on Kant’s Critique of Pure Reason. London: Routledge, 1966, p.42].

17. Как отмечает Кант, его критика чистого разума «есть полная идея [науки] трансцендентальной философии, но еще не сама эта наука…» (B28; см. также B27 и далее) [Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Сочинения на русском и немецком языках. М.: Наука, 1994–2006. T. 2. Ч. 1 (2-е (B) изд.); Т. 2. Ч. 2 (1-е (A) изд.), 2006., c.81].
4 «Основоположения рассудка суть лишь принципы описания [экспозиции] явлений, и гордое имя онтологии, притязающей на то, чтобы давать априорные синтетические знания о вещах вообще в виде систематического учения (например, принцип причинности), должно быть заменено скромным именем простой аналитики чистого рассудка» (А247/B303; [главное] выделено жирным мной. — К.С.)18.
18. Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Сочинения на русском и немецком языках. М.: Наука, 1994–2006. T. 2. Ч. 1 (2-е (B) изд.); Т. 2. Ч. 2 (1-е (A) изд.), 2006, c.401.
5 Кантовская аналитика чистого рассудка как учение о чистых рассудочных понятиях (категориях) и основанных на них основоположений и есть то, что Стросон позже именует дескриптивной метафизикой. Можно соглашаться или не соглашаться с кантовским набором категорий19 как априорных условий возможности опыта, или ее расширенным вариантом как учения об априорных формах, включая в «концептуальную структуру» нашего опыта и априорные формы чувственности пространства и времени. Однако Кант развивает именно метафизику опыта как рефлексию над [трансцендентальными] условиями возможности опыта20.
19. В своей диссертации 1770 г. Кант приводит следующий список таких понятий: «возможность, бытие, необходимость, субстанция, причина и прочие с противоположными им или соотнесенными с ними понятиями» (possibilitas, exsistentia, necessitas, substantia, causa etc…)» (§ 8; А 11), что позднее в кантовской Критике будет называться чистыми рассудочными понятиями или категориями [Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира // Кант И. Соч.: В 8 т. Т. 2. М., 1994, c.289].

20. Исследование концептуальной (или категориальной, в кантовских терминах) структуры суждений Кант связывает со своей трансцендентальной логикой (B79–82), которая, в отличие от общей логики, не отвлекается от любого содержания вообще, а исследует особое «трансцендентальное содержание» (B105 и далее) суждений.
6 Вместе с тем трансцендентализм Канта, хотя и отвергает догматическую онтологию, постулирует определенную, если так можно выразиться, метаонтологию, т.е. не является чисто дескриптивным описанием категориальных структур мышления о мире, поскольку Кант в фр. [B303] характеризует категории и основоположения рассудка как принципы описания явлений, а не вещейсамихпосебе21. В этом смысле трансцендентализм Канта — это не прежняя «гордая» трансцендентная онтология вещейсамихпосебе, а «скромная» 22 трансцендентальная метафизика явлений, поскольку априорные категории, выступающие трансцендентальными условиями опыта, хотя и не имеют опытного происхождения, т.е. трансцендентны по отношению к области эмпирического, но предназначены лишь для опыта и «могут иметь только эмпирическое [или имманентное (B874)], но никоим образом не трансцендентальное [т.е. «выходящее за пределы опыта» (В352)] применение» (В303; см. также В305, В314, В352-353), которое заключается в том, что рассудок (его априорные категории и основоположения) может лишь «антиципировать форму возможного опыта вообще» (В303)23.
21. Заметим, что Кант называет свою [трансцендентальную] концепцию [прежде всего, учение об идеальности пространства и времени] трансцендентальный идеализмом, или трансцендентальной метафизикой, которая отвергается Стросоном в [Strawson P.F. The Bounds of Sense: An Essay on Kant’s Critique of Pure Reason. London: Routledge, 1966].

22. Отсылка к характеристике кантовского трансцендентализма в книге R. Langton [Langton R., Kantian Humility: Our Ignorance of Things in Themselves, Oxford: Oxford University Press, 1988].

23. В этой связи следует обратим внимание на рассуждение из фр. (В352–3), где Кант противопоставляет трансцендентальное («имеющее чисто эмпирическое применение») и трансцендентное («выходящее за пределы опыта»). Именно поэтому метафизика Канта, как отмечает П. Стросон, трансцендентальна, а не трансцендентна.
7 Тем самым кантовский трансцендентализм, в отличие от нейтральной метафизики опыта (resp. метафизики без онтологии), выступает сильным вариантом дескриптивной метафизики, которая имеет определенное (мета)онтологическое ядро24. Основополагающим здесь выступает кантовское различение вещей–самих–по–себе и явлений, без которого нельзя «войти в кантовскую философию» (парафраз известной максимы Ф. Якоби), или кантовское постулирование трансцендентальной триады: «предмет (вещь-сама-по-себе; Ding an sich) — явление (предмет опыта; Erscheinung) — представление (Vorstellung)», — в которой Кантом вводится третий промежуточный член — концепт явления, имеющий особый метафизический статус и выполняющий роль медиатора между объективной (реальной) вещь–спс и субъективным (ментальным) представлением. За счет этого происходит модификация определяющей для Нового времени дуального различения «предмет [объект] — представление [субъект]» [в триаду] и, тем самым, Кант решает им в письме к М. Герцу (21.02.1772) ключевую проблему «всей тайны метафизики» — семантическую проблему соответствия, которую Кант формулирует таким образом: «Продумывая теоретическую часть [своей трансцендентальной философии]… я поставил перед собой вопрос: на чем основывается отношение того, что мы называем представлением в нас к предмету25.
24. В этой связи становится понятна критика Стросоном кантовского трансцендентализма: он предлагает различать коперниканский переворот и трансцендентальный идеализм Канта и признать лишь первый из них (наряду с трансцендентальной аргументацией Канта), отклоняя при этом второй.

25. Кант И. Избранные письма // Кант И. Соч.: В 8 т. Т. 8. М., 1994, с.487.
8 Однако вернемся к стросоновскому концепту дескриптивной метафизики. Заметим, что ему соответствует кантовская концепция в целом, которая определяется им как такое [трансцендентальное] «познание, которое имеет дело не столько с предметами, сколько с видами познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori. Система таких понятий называлась бы трансцендентальной философией» (B25)26. Тем самым Кант задает трансцендентальный сдвиг от изучения предметов (классическая онтология и эпистемология) к изучению нашего [априорного] способа познания (А11-12; В25) как трансцендентальных (необходимых) условий возможности познания предметов, в основе которого лежит система кантовских априорных понятий (категорий) и основанных на них основоположений (новая трансцендентальная метафизика). В ходе этого сдвига Кант совершает свой коперниканский переворот и полагает новую методологическую стратегию метафизического исследования — трансцендентальный, или «измененный метод мышления» (В XVIII прим.), который нацелен на выявление и исследование трансцендентальных условий познания [А106], При этом Кант, в отличие от Стросона, который лишь постулирует наличие концептуальной структуры опыта (resp. мышления о мире), решает вопрос о принципах порождения (эпигенезиса) и обоснования такой структуры понятий. Первая задача решается Кантом посредством метафизической дедукции категорий, основанной на логическом анализе суждений, а вторая — посредством трансцендентальной дедукции категорий, призванной обосновать «объективные основания возможности опыта» (В126), или возможность эмпирического применения априорных категорий в опыте. * * * Вместе с тем осуществленный Кантом трансцендентальный поворот в философии, т.е. развиваемый им трансцендентальный проект дескриптивной метафизики, выступает парадигмой для широкого класса современных философских — дескриптивно–метафизических в широком смысле — концепций. М. Фуко в своей инаугурационной лекции «Порядок дискурса» характеризует трансцендентализм Канта не просто как одну из оригинальных философских концепций, а как новый «тип [философского] дискурса»27. О парадигмальном характере кантовского трансцендентализма пишет О. Хёффе28, который говорит о ретрансцендентализации (ReTranscendentalising) современной философии, к которой можно отнести феноменологию Гуссерля, прагматизм Пирса, трактат «Бытие и время» Хайдеггера, «Логико-философский трактат» Витггенштейна, концепцию раннего Рассела и Поппера, а также «аналитические» концепции Селларса, Стросона, Куайна, Дэвидсона, Патнема и др.29 Вторит ему Р. Ханна, который пишет, что ХХ в. — в лице двух своих главных традиций: аналитической и континентальной философии — может быть назван пост-кантианским столетием30. А Т. Рокмор в своей книге «Следуя Канту»31 рассматривает кантовский трансцендентализм как предтечу таких известных философских течений ХХ в. как неокантианство (марбургская и баденская школа), современной континентальной философии (фенология Гуссерля и его последователи), американского прагматизма (Льюис, Дьюи, Пирс, Рорти) и англо-американской аналитической философии (Рассел, Мур, Куайн, Патнэм, Дэвидсон), а также марксизма и неотомизма (трансцендентальная теология).
26. См. [Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Сочинения на русском и немецком языках. М.: Наука, 1994–2006. T. 2. Ч. 1 (2-е (B) изд.); Т. 2. Ч. 2 (1-е (A) изд.), 2006, c.41]. При этом Кант определяет трансцендентальную философию в качестве [новой] метафизики. Вот что он пишет в Критике: «Метафизика в более узком понимании состоит из трансцендентальной философии и физиологии чистого разума. Первая рассматривает только сам рассудок и разум в системе всех понятий и основоположений, относящихся к предметам вообще, причем объекты, которые были бы даны (ontologia), не принимаются в расчет» [В 873].

27. Фуко М. Порядок дискурса // Фуко М. Воля к истине. М.: Касталь, 1996, с.87.

28. См.: Höffe O. Kant’s Critique of Pure Reason: the Foundation of Modern Philosophy. Dordrecht: Springer, 2010. Упомянем в этой связи несколько провокационную книгу Э. Форстера «Двадцать пять лет философии» [Förster E. Die 25 Jahre der Philosophie: Eine systematische Rekonstruktion. Klostermann Rote Reihe, 2011], в которой автор отстаивает радикальный тезис о том, что философии всего лишь 25 лет: собственно философия (метафизика) начинается только с кантовской Критики (1781) и произведенного им коперниканского переворота как решения поставленной в знаменитом письме Канта к Герцу (21.02.1770) «главной тайны метафизики», или проблемы соответствия предметов и наших представлений, продолжается в концепциях немецкого трансцендентального идеализма (Фихте, Шеллинг), а заканчивается гегелевской «Феноменологией духа» (1806).

29. Среди представителей современного аналитического кантианства (канто-селларского толка) О’Хеа [O’Shea J. Conceptual Connections: Kant and the Twentieth Century Analytic Tradition. In: Bird, Graham, ed., The Blackwell Companion to Kant. Oxford: Blackwell, 2007] выделяет Дж. Макдауэла (McDowell, John (1994). Mind and World), Р. Брендома (Brandom, Robert (1994). Making it Explicit), а также Дж.Рознеберга (Rosenberg, Jay F. (1980). One World and Our Knowledge of It).

30. Hanna R. Kant in the twentieth century. In: D.Moran (Ed), Routledge Companion to Twentieth-Century Philosophy. London: Routledge, 2008, p.149–203

31. Rockmore T. In Kant’s Wake: Philosophy in the Twentieth Century. London: Wiley Blackwell, 2006.
9 При этом кантовский трансцендентальный проект представляет собой лишь первый вариант дескриптивной метафизики, которая была реализована Кантом посредством доступных ему средств философского (концептуального) анализа и на основе существующих в его время научных теорий. В пост–кантовской философии, на основе как нового уровня развития современной науки (квантовая механика, теория всего) и появление новых естественнонаучных и гуманитарных дисциплин), так и новых средств философско-концептуального анализа («лингвистический поворот» в философии ХХ в., логико–лингвистические, когнитивные и др. исследования) кантовский трансцендентальный проект дескриптивной метафизики получил свое дальнейшее уточнение и развитие в таких концепциях, как концепция «человека как символического животного» Э. Кассирера, концепции «абсолютных пресуппозиций» Р. Коллингвуда, концепции «языковых каркасов» Р. Карнапа, научного реализма (resp. критики «мифа Данного») У. Селларса, проекта дескриптивной метафизики П. Стросона, философской концепции [философии науки] Г. Бухдала, «внутреннего «реализма» Х. Патнэма и других.
10 Как нам представляется, развитие кантовского проекта трансцендентальной метафизики позволит преодолеть сложившийся в ХХ в. кризис онтотеологической (классической) метафизики (ср. с тезисом о «смерти метафизики» Р. Карнапа/М. Хайдеггера) и наметить пути дальнейшего развития современной метафизики как важнейшей составляющей человеческой мысли (философии).

References

1. Stroson P. F. Individy. Ocherk deskriptivnoiy metafiziki. Kaliningrad: Izd-vo RGU im. I. Kanta, 2009

2. D. Devidson Ob idee konceptual'noiy shemy //Analiticheskaja filosofija. Izbrannye teksty. (Sost. A.F.Grjaznov). M., Izd-vo MGU, 1986, s.144v€“159.

3. Strawson, P.F. Kant's new foundations of metaphysics. In: Strawson P.F. Entity & Identity and Other Essays. N.Y.: Oxford University Press, 1997 (sm. russkiiy perevod v: V«Kantovskiiy sbornikV», vyp.23 (per. V.CHalogo)).

4. D'Oro, G. Collingwood and the Metaphysics of Experience. London and New York: Routledge, 2002

5. Vanheeswijck G. The Kantian Heritage of R.G Collingwood and P.F. Strawson: two Varieties of descriptive Metaphysics. In: Hist. Philos. Q. 2014. T. 31. v„– 3. S.271v€“292.

6. Collingwood, R.G. [1933] An Essay on Philosophical Method, edited with an introduction and new additional material, by Connelly J., and Dv€™Oro, G. Oxford: Clarendon Press, 2005.

7. Collingwood, R. G. [1940] An Essay on Metaphysics, revised edition with an introduction by Rex Martin. Oxford: Oxford University Press, 1988.

8. Strawson P.F. The Bounds of Sense: An Essay on Kantv€™s Critique of Pure Reason. London: Routledge, 1966.

9. Paton H.J. Kant's Metaphysic of Experience: a commentary on the first half of the Kritik der reinen Vernunft (2 vol.). London: George Allen & Unwin, 1936.

10. Kant I. Prolegomeny ko vsjakoiy budusheiy metafizikev€¦. // Kant I. Soch.: V 8 t. T. 4. M., 1994.

11. Kant I. Kritika chistogo razuma // Kant I. Sochinenija na russkom i nemeckom jazykah. M.: Nauka, 1994v€“2006. T. 2. CH. 1 (2-e (B) izd.); T. 2. CH. 2 (1-e (A) izd.), 2006.

12. Kant I. O forme i principah chuvstvenno vosprinimaemogo i umopostigaemogo mira // Kant I. Soch.: V 8 t. T. 2. M., 1994.

13. Langton R., Kantian Humility: Our Ignorance of Things in Themselves, Oxford: Oxford University Press, 1988 (2001).

14. Kant I. Izbrannye pis'ma // Kant I. Soch.: V 8 t. T. 8. M., 1994.

15. Fuko M. Porjadok diskursa // Fuko M. Volja k istine. M.: Kastal', 1996.

16. Hoffe O. Kantv€™s Critique of Pure Reason: the Foundation of Modern Philosophy. Dordrecht: Springer, 2010.

17. Forster E. Die 25 Jahre der Philosophie: Eine systematische Rekonstruktion. Frankfurt a. M.: Klostermann Rote Reihe, 2011 (sm. takj`e: FG¶rster Eckart The Twenty-Five Years of Philosophy (A Systematic Recon-struction) (trans. by B.Bowman), Harvard, 2012).

18. O'Shea J. Conceptual Connections: Kant and the Twentieth Century Analytic Tradition. In: Bird, Graham, ed., The Blackwell Companion to Kant. Oxford: Blackwell, 2007.

19. Hanna R. Kant in the twentieth century. In: D.Moran (Ed), Routledge Companion to Twentieth-Century Phi-losophy. London: Routledge, 2008, p.149v€“203 (https://pdfs.semanticscholar.org/1f70/127a05a9aebb4a0c09f45665506afa59849a.pdf).

20. Rockmore T. In Kantv€™s Wake: Philosophy in the Twentieth Century. London: Wiley Blackwell, 2006.

Comments

No posts found

Write a review
Translate